В какой сказке были молодильные яблоки

  • автор:

«Молодильные яблоки». Русская народная сказка о молодильных яблоках и живой воде

Народные сказки тем и хороши, что содержат огромный житейский опыт и мудрость. Не зря же на Руси говорили, что «сказка ложь — да в ней намек». Одни герои русских сказок осмеивают человеческие пороки и нехорошие поступки, другие — наказывают зло и коварство, третьи — прославляют доброту, честность, смелость и мужество. «Молодильные яблоки» – сказка, которая и поучит многому, и поведает о том, что нет худа без добра. Любой ребенок, который прочитает эту сказку, обязательно почерпнет для себя много полезного, получит представления об истинных ценностях и разовьет чувство прекрасного.

Молодильные яблоки

Сказка «Молодильные яблоки». Краткое содержание

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь. И было у него три сына. Старший — Федор, средний — Василий и младший – Иван. Постарел царь, и слух, и глаз у него уже стали не те. Однако прознал он, что далеко, за тридевять земель, растет яблоня с молодильными яблоками и стоит там колодец с живой водой. Если вкусишь яблоко, помолодеешь, а водой глаза умоешь — хорошо видеть будешь.

Устроил царь пир и пригласил к себе всех бояр, князей и своих сыновей. И заговорил с ними о том, что если бы нашелся тот человек, который бы достал ему молодильные яблоки и воды кувшинец, то отдал бы он этому храбрецу во владение полцарства. Старшие браться не сдержались и сразу возмутились, не хотели они наследство свое ни с кем делить.

Молодильные яблоки сказка

Приключения брата Федора

Старший сын Федор первым решил отправиться в дорогу за чудесными дарами. Взял себе коня неезженого, узду неузданую, плетку нехлестаную, двенадцать подпруг для крепости и укатил. Долго ли, коротко ли, но вдруг на перепутье трех дорог увидел он огромный камень, на котором было написано: «Направо пойдешь – коня потеряешь, прямо пойдешь — женатым быть, налево пойдешь — коня спасешь, себя потеряешь». И выбрал он, конечно, дорогу прямую. Едет и едет, а потом глядь — терем с позолоченной крышей стоит. Из него вышла красна девица и предложила царскому сыну зайти в дом, покушать и отдохнуть с дороги. Сначала Федор упорно отказывался, но потом все же согласился. Девица же накормила его, напоила да к стеночке спать уложила. А потом она кровать так повернула, что полетел гость прямо в глубокую яму.

Герои русских сказок

Ошибка брата Василия

Через некоторое время опять собирает царь всех своих вельмож и снова просит достать ему молодильные яблоки и кувшинец с водой, а в награду дает полцарства. Делить батюшкино наследство второй царский сын Василий тоже не захотел, поэтому в скором времени сам засобирался в дорогу. И ждала его та же участь, что и старшего брата. Теперь уже вдвоем они ждали своего освобождения в темной яме у девицы.

Иван-Царевич в поисках молодильных яблок

Прошло время, и царь собирает третий пир и опять говорит о молодильных яблочках и живой воде. На этот раз Иван-Царевич решил раздобыть все это для своего батюшки, да и братьев надо было разыскать. Получил Иван отцовское благословение и засобирался в путь-дорожку. В конюшне царской коня достойного не оказалось. Опечалился Иван и вдруг видит бабушку-задворенку, которая, узнав его печаль, рассказала, что в погребе добрый конь стоит прикованный к железной цепи. Подошел Иван-Царевич к погребу, пнул железную плиту, сорвал цепь с коня, обуздал, оседлал и двенадцать подпруг наложил. И поскакал славушку молодецкую испытать.

Молодильные яблоки краткое содержание

Добрался он до камня-плиты, прочитал все его надписи и решил отправиться по пути «коня спасти, а себя потерять». Ехал он долго ли, коротко ли, но на закате наткнулся он на избушку на курьих ножках. Повернул он к себе избушку передом, а к лесу задом и зашел в нее. Бабка-Яга сразу почуяла русский дух. И давай его расспрашивать, мол, кто он и откуда, но Иван сначала попросил его накормить и дать передохнуть с дороги, а потом и рассказал ей, куда путь держит и какие сокровища ему нужны. Баба-Яга знала, где находятся молодильные яблоки и живая вода, как оказалось, у ее родной племянницы — девицы Синеглазки, сильной богатырки. Но ее отыскать почти невозможно. И тогда отправила она его к своей средней сестре и дала своего коня. Быстро добрался он до нее, но и та не знала, как найти девицу Синеглазку. И тогда дала она ему своего коня и погнала его к своей старшей, самой знающей сестре. Та и рассказала Ивану-Царевичу, что живет их племянница Синеглазка за высокими и толстыми стенами, и охрана у нее большая. Дала она молодцу коня своего боевого и предупредила: «Как подъедешь к стенам дворца Синеглазки, то ударь по бокам коня, и перелетит он вмиг стену эту». Иван-Царевич немедленно отправился в путь.

Сказка молодильные яблоки краткое содержание

Девица Синеглазка

Быстро он добрался до царства девицы Синеглазки и видит, что охрана ее вся спит. Тогда он пришпорил коня и оказался в волшебном саду, где росла яблоня с молодильными яблоками, а под ней был колодец с водой. Сорвал он плоды, черпнул воды и хотел было бежать, только вот любопытство его охватило: посмотреть бы на эту девицу Синеглазку. Зашел он к в ней палаты и увидел, что спит она, а рядом вся ее прислуга из десятка девиц. Не сдержался Иван-Царевич и поцеловал ее. А потом рванул коня под узцы, но не тут-то было. Конь задел одной подковой стену, звон разнесся по всей округе. Все вдруг пробудились и заметили пропажу.

Иван царевич и молодильные яблоки

Иван-Царевич гонит коня своего во всю, а за ним богатырка Синеглазка со всей своей стражей несется. В конце концов, она его настигла и захотела сурово наказать за воровство, но не смогла, так как по душе ей пришелся этот добрый молодец. И стал он целовать ее в уста сахарные. Три дня и три ночи они гуляли. А потом повелела она ему ехать домой, никуда не сворачивая, и ждать ее три года. Но не послушал ее Иван и поехал своих братьев вызволять из беды. Свернул он на ту роковую дорожку и прямо в терем к коварной девице попал. Но не стал он угощаться и спать ложиться, а скинул ее прямо в яму, а оттуда братья стали звать о помощи. Выручил их брат Иван, но они не оценили этого. Обманули они его, забрали молодильные яблоки и воды кувшин, а самого кинули в пропасть.

Обман

Птица Нагай помогла ему из пещеры выбраться доставила его прямо на родную сторону. Он узнал, что братья привезли батюшке-царю волшебные дары, и сделался тот крепким здоровьем. И тогда не захотел Иван-Царевич возвращаться домой к отцу, а собрал кабацкой голи и пьяниц, стал с ними пить и гулять по кабакам.

Между тем родила Синеглазка двух сыновей. Росли они не по дням, а по часам. А потом позвала своих сыновей, собрала войско и двинулась искать Ивана-Царевича. Приехала она к его царству и шатер раскинула в поле, а потом послала гонца к царю, чтобы тот отдал ей царевича — сына своего. Царь испугался сначала, пригнал старшего сына Федора, а потом и среднего Василия, но не признала она в них своего Ивана-Царевича, только приказала своим сыновьям выпороть их тростью за коварство и обман. Да приказала им рассказать всю правду отцу и срочно отыскать Ивана. Царь, узнав правду, залился горючими слезами.

Долгожданная встреча

В это время сам идет к Синеглазке Иван-Царевич с голью кабацкой, в стороны мечут, сукна рвут под ногами. Узнала Синеглазка в пьянице Ивана-Царевича — отца своих детей — и велела сынам его взять и отвести в шатер, чтобы переодеть и дать передохнуть после трех лет безвинного страдания. А его кабацким друзьям преподнесла по рюмке и по домам отправила.

Прошел день, и приехала богатырка Синеглазка с Иваном-Царевичем во дворец и устроили они там веселый свадебный пир. А Федора и Василиея прогнали со двора с глаз долой. Но не остались молодожены в отцовском царствие, а уехали в Синеглазкино царство. Стали там счастливо жить и не тужить.

Заключение

Вот так счастливым концом и завершилась сказка. Иван-Царевич и молодильные яблоки получил, и верную жену. Краткое содержание хоть и не смогло вместить в себя все интересное и важное, что происходило с героями, но поведало главное. А главное заключается в том, что мы в очередной раз убеждаемся, что герои русских сказок учат нас нравственному поведению и духовной чистоте. Это говорит еще и о том, что во все времена человеческие ценности были превыше всего. «Молодильные яблоки» – сказка, которая ни одного читателя не оставит равнодушным и подарит прекрасные воспоминания о детстве взрослым, а малышам — удивительную, красивую историю и веру в то, что добро всегда победит зло.

Что такое молодильные яблоки в сказках и есть ли они в реальности

Что такое молодильные яблоки в сказках и есть ли они в реальности

Всем нам в детстве читали сказки наши мамы и бабушки. Думаю каждый помнит сказку про яблоки которые дают молодость. Помните?! Но что такое молодильные яблоки в сказках и есть ли они в реальности? В русских народных сказках эти яблоки необычные. Они избавляют от смертельных болезней, могут продлить жизнь и вернуть молодость. Думаете это только в сказках? Не стоит думать, что все так просто. Подобные чудеса можно встретить не только в нереальном мире писательской фантазии.

Молодильные яблоки существуют на самом деле, а чтобы убедиться в этом достаточно лишь познакомиться с результатами многолетних трудов ученого-селекционера, профессора Вигорова. Долгие годы он изучал свойства различных плодово-ягодных культур, стремясь вывести новые виды, урожай которых имел бы целебные свойства.

Начало научным изысканиям профессора Вигорова положила коллекция, собранная им в 1960 году и состоящая из яблонь семисот сортов. Вместе с группой единомышленников ученый стал изучать плоды на предмет содержания в них витаминов, микроэлементов, природных антибиотиков и других соединений, полезных для человека.

Результат слегка ошарашил профессора – лишь 5 % образцов деревьев приносили плоды, содержащие биологически активные вещества в таких дозах, которые могли бы оказать на здоровье человека по-настоящему серьезное влияние.

Причем приходилось констатировать «бесполезность» таких распространенных и любимых всеми сортов, как «Белый налив», «Мельба», «Уэлси», «Папировка», «Коричневое полосатое», «Грушовка московская», «Пепин шафранный» и многие другие. Содержание в их плодах двух главных витаминов – С и Р было очень мало, так что говорить о восполнении их дефицита за счет активного поедания яблок было невозможно.

Но труды не были напрасны, потому что в результате долгих экспериментов были отобраны сорта, плоды которых отличались очень высоким содержанием витаминов и других полезных веществ. Тогда то и родилась у профессора Вигорова идея создать совершенно новый вид яблонь.

Успех пришел к ученому не сразу. В те годы, на которые пришлось начало его опытов, основными направлениями работы селекционеров считалось повышение урожайности, улучшение вкуса и внешнего вида плода. Поэтому в своей работе Вигорову пришлось столкнуться со многими трудностями, непониманием коллег и противостоянием бюрократов-функционеров, руководивших деятельностью научных организаций.

И все же, настойчивый ученый добился своего – на свет появились яблоки, которые тут же получили неофициальное название «молодильные». Как говаривал в те времена сам профессор, если съесть 1 или 2 молодильных яблока, то польза от этого будет сопоставима с употреблением 10 кг обычных плодов.

Стоит заметить, что все сказанное не голословное утверждение, имеется подтверждение этой теории в виде результатов неоднократных исследований.

Итак, какие же сорта яблонь можно отнести к молодильным? Это «Налив алый», «Бабушкино», «Рецепт Черненко», «Витаминное Исаева». Данные разновидности предназначены для выращивания в средней полосе нашей страны, а для Сибирских регионов и Урала подходят «Долго», «Ранетка Десертная», «Зорька», «Грушовка омская».

Все перечисленные сорта характеризуются высоким содержанием в их плодах витаминов Р и С. Поэтому регулярное употребление таких яблок способствует нормализации артериального давления и оздоровлению сердечно-сосудистой системы.

Другую группу молодильных яблок составляют сорта, потребление урожая которых помогает предупреждать возникновение желудочно-кишечных заболеваний, а также повышает общий иммунитет. К этим видам относятся «Уральское масленичное», «Дынное Диброва», «Анисик омский», «Аркад желтый», «Абрикосовое», «Персиковое, «Северянка Лисавенко».

Благодаря усилиям научной группы Вигорова было создано несколько сортов груш, которые можно назвать лечебными. Их плоды содержат антибиотик артубин, прием которого способствует профилактике воспалительных процессов и предупреждает развитие моче-каменной болезни. Это, главным образом, дальневосточные сорта «Тема», «Оля», «Сибирячка».

Поработал профессор и с черной смородиной, главным достоинством которой считается наличие витамина С. В выведенных сортах его содержание в 3-4 раза больше, нежели в традиционно выращиваемых. Это «Голубка», «Память Мичурина» и «Победа».

Для профилактики неврозов и нарушений нервной деятельности человека незаменим витамин В2. Большое его количество было обнаружено в сливах, после чего в результате целенаправленной работы появились сорта «Желтые хлопоты» и «Чернослив маньчжурский».

В борьбе с раком полезным считается витамин В9, которого много в плодах выведенной Вигоровом вишни «Гриот Победа»и ягодах малины «Память Кузьмина».

На всю эту работу у профессора и его соратников ушло более 40 лет. К сожалению, довести свою деятельность до логичного конца Вигорову не удалось, он слишком рано ушел из жизни, после чего многие из его начинаний были преданы забвению.

Так что сегодня перечисленные выше сорта яблок и других культур все еще остаются большой редкостью. В питомниках и специальных селекционных центрах можно встретить лишь некоторые образцы лечебных сортов. Наиболее полной коллекцией могут похвастаться Мичуринский московский сад и Ботанический сад МГУ.

Сказка Молодильные яблоки

В некотором царстве, в некотором государстве жил да был царь, и было у него три сына: старшего звали Федором, второго Василием, а младшего Иваном.
Царь очень устарел и глазами обнищал, а слыхал он, что за тридевять земель, в тридесятом царстве есть сад с молодильными яблоками и колодец с живой водой. Если съесть старику это яблоко — помолодеет, а водой этой умыть глаза слепцу — будет видеть. Царь собирает пир на весь мир, зовет на пир князей и бояр и говорит им:
— Кто бы, ребятушки, выбрался из избранников, выбрался из охотников, съездил за тридевять земель, в тридесятое царство, привез бы молодильных яблок и живой воды кувшинец о двенадцати рылец? Я бы этому седоку полцарства отписал.
Тут больший стал хорониться за середнего, а середний за меньшого, а от меньшого ответу нет. Выходит царевич Федор и говорит:
— Неохота нам в люди царство отдавать. Я поеду в эту дорожку, привезу тебе, царю-батюшке, молодильных яблок и живой воды кувшинец о двенадцати рылец.
Пошел Федор-царевич на конюший двор, выбирает себе коня неезженного, уздает узду неузданную, берет плетку нехлестанную, кладет двенадцать подпруг с подпругою — не ради красы, а ради крепости. Отправился Федор-царевич в дорожку. Видели, что садился, а не видели, в кою сторону укатился.
Ехал он близко ли, далеко ли, низко ли высоко ли, ехал день до вечеру — красна солнышка до закату. И доезжает до росстаней, до трех дорог. Лежит на росстанях плита-камень, на ней надпись:
«Направо поедешь — себя спасать, коня потерять. Налево поедешь — коня спасать, себя потерять. Прямо поедешь — женату быть».
Поразмыслил Федор-царевич: «Давай поеду, где женату быть».
И повернул на ту дорожку, где женатому быть. Ехал, ехал и доезжает до терема под золотой крышей. Тут выбегает прекрасная девица и говорит ему:
— Царский сын, я тебя из седла выну, иди со мной хлеба-соли откушать и спать-почивать.
— Нет, девица, хлеба-соли я не хочу, а сном дороги не скоротать. Мне надо вперед двигаться.
— Царский сын, не торопись ехать, а торопись делать, что тебе любо-дорого.
Тут прекрасная девица его из седла вынула и в терем повела. Накормила его, напоила и спать на кровать положила.
Только лег Федор-царевич к стенке, эта девица живо кровать повернула, он и полетел в подполье, в яму глубокую.
Долго ли, коротко ли — царь опять собирает пир, зовет князей и бояр и говорит им:
— Вот, ребятушки, кто бы выбрался из охотников — привезти мне молодильных яблок и живой воды кувшинец о двенадцати рылец? Я бы этому седоку полцарства отписал.
Тут опять больший хоронится за середнего, а середний за меньшого, а от меньшого ответу нет. Выходит второй сын, Василий-царевич:
— Батюшка, неохота мне царство в чужие руки отдавать. Я поеду в дорожку, привезу эти вещи, сдам тебе в руки.
Идет Василий-царевич на конюший двор, выбирает коня неезженного, уздает узду неузданную, берет плетку нехлестанную, кладет двенадцать подпруг с подпругою.
Поехал Василий-царевич. Видели, как садился, а не видели, в кою сторону укатился. Вот он доезжает до росстаней, где лежит плита-камень, и видит: «Направо поедешь — себя спасать, коня потерять. Налево поедешь коня спасать, себя потерять. Прямо поедешь — женату быть».
Думал, думал Василий-царевич и поехал дорогой, где женатому быть. Доехал до терема с золотой крышей. Выбегает к нему прекрасная девица и просит его откушать хлеба-соли и лечь почивать.
— Царский сын, не торопись ехать, а торопись делать, что тебе любо-дорого.
Тут она его из седла вынула, в терем повела, накормила, напоила и спать положила.
Только Василий-царевич лег к стенке, она опять повернула кровать, и он полетел в подполье. А там спрашивают:
— Кто летит?
— Василий-царевич. А кто сидит?
— Федор-царевич.
— Вот, братан, попали!
Долго ли, коротко ли — в третий раз царь собирает пир, зовет князей и бояр:
— Кто бы выбрался из охотников привезти молодильных яблок и живой воды кувшинец о двенадцати рылец? Я бы этом у седоку полцарства отписал. Тут опять больший хоронится за середнего, середний за меньшого, а от меньшого ответу нет. Выходит Иван-царевич и говорит:
— Дай мне, батюшка, благословеньице, с буйной головы до резвых ног, ехать в тридесятое царство — поискать тебе молодильных яблок и живой воды да поискать еще моих братьецев.
Дал ему царь благословеньице. Пошел Иван-царевич в конюший двор — выбирать себе коня по разуму. На которого коня ни взглянет, тот дрожит, на которого руку положит — тот с ног валится.
Не мог выбрать Иван-царевич коня по разуму. Идет, повесил буйну голову. Навстречу ему бабушказадворенка:
— Здравствуй, дитятко Иван-царевич! Что ходишь кручинен-печален?
— Как же мне, бабушка, не печалиться — не могу найти коня по разуму.
— Давно бы ты меня спросил. Добрый конь стоит закованный в погребу, на цепи железной. Сможешь его взять — будет тебе конь по разуму.
Приходит Иван-царевич к погребу, пнул плиту железную, свернулась плита с погреба. Вскочил ко добру коню, стал ему конь своими передними ногами на плечи. Стоит Иван-царевич — не шелохнется. Сорвал конь железную цепь, выскочил из погреба и Ивана-царевича вытащил. И тут Иван-царевич его обуздал уздою неузданной, оседлал седельцем неезженным, наложил двенадцать подпруг с подпругою — не ради красы, ради славушки молодецкой. Отправился Иван-царевич в путь-дорогу. Видели, что садился, а не видели, в кою сторону укатился. Доехал он до росстаней и поразмыслил: «Направо ехать — коня потерять. Куда мне без коня-то? Прямо ехать — женатому быть. Не за тем я в путь-дорогу выехал. Налево ехать — коня спасти. Эта дорога самая лучшая для меня».
И поворотил он по той дороге, где коня спасти — себя потерять. Ехал он долго ли, коротко ли, низко ли, высоко ли, по зеленым лугам, по каменным горам, ехал день до вечеру — красна солнышка до закату — и наезжает на избушку.
Стоит избушка на курьей ножке, об одном окошке.
— Избушка, избушка, повернись к лесу задом, ко мне передом! Как мне в тебя зайти, так и выйти. Избушка повернулась к лесу задом, к Ивану-царевичу передом. Зашел он в нее, а там сидит баба-яга, старых лет, шелковый кудель мечет, а нитки через грядки бросает.
— Фу, фу, — говорит, — русского духу слыхом не слыхано, видом не видано, а нынче русский дух сам пришел. А Иван-царевич ей:
— Ах ты, баба-яга — костяная нога, не поймавши птицу — теребишь, не узнавши молодца — хулишь. Ты бы сейчас вскочила да меня, добра молодца, дорожного человека, накормила, напоила и для ночи постелю собрала. Я бы улегся, ты бы села к изголовью, стала бы спрашивать, а я бы стал сказывать — чей да откуда. Вот баба-яга это дело все справила — царевича накормила, напоила и на постелю уложила; села к изголовью и стала спрашивать:
— Чей ты, дорожный человек, добрый молодец, да откуда? Какой ты земли? Какого отца, матери сын?
— Я, бабушка, из такого-то царства, из такого-то государства, царский сын Иван-царевич. Еду за тридевять земель, за тридевять озер, в тридесятое царство за живой водой и молодильными яблоками.
— Ну, дитя мое милое, далеко же тебе ехать: живая вода и молодильные яблоки — у сильной богатырки, девицы Синеглазки, она мне родная племянница. Не знаю, получишь ли ты добро.
— А ты, бабушка, дай свою голову моим могутным плечам, направь меня на ум-разум.
— Много молодцов проезживало, да не много вежливо говаривало. Возьми, дитятко, моего коня. Мой конь будет бойчее, довезет он тебя до моей середней сестры, она тебя научит.
Иван-царевич поутру встает ранехонько, умывается белешенько. Благодарит бабу-ягу за ночлег и поехал на ее коне.
Вдруг он и говорит коню:
— Стой! Перчатку обронил.
А конь отвечает:
— В кою пору ты говорил, я уже двести верст проскакал.
Едет Иван-царевич близко ли, далеко ли. День до ночи коротается. И завидел он впереди избушку на курьей ножке, об одном окошке.
— Избушка, избушка, повернись к лесу задом, ко мне передом! Как мне в тебя зайти, так и выйти. Избушка повернулась к лесу задом, к нему передом.
Вдруг слышно — конь заржал, и конь под Иваномцаревичем откликнулся.
Кони-то были одностадные. Услышала это баба-яга — еще старее той — и говорит:
— Приехала ко мне, видно, сестрица в гости. И выходит на крыльцо:
— Фу-фу, русского духу слыхом не слыхано, видом не видано, а нынче русский дух сам пришел. А Иван-царевич ей:
— Ах ты, баба-яга — костяная нога, встречай гостя по платью, провожай по уму. Ты бы моего коня убрала, меня бы, добра молодца, дорожного человека, накормила, напоила и спать уложила.
Баба-яга это дело все справила — коня убрала, а Ивана-царевича накормила, напоила, на постель уложила и стала спрашивать, кто он да откуда и куда путь держит.
— Я, бабушка, из такого-то царства, из такого-то государства, царский сын Иван-царевич. Еду за живой водой и молодильными яблоками к сильной богатырке, девице Синеглазке.
— Ну, дитя милое, не знаю, получишь ли ты добро. Мудро тебе, мудро добраться до девицы Синеглазки!
— А ты, бабушка, дай свою голову моим могутным плечам, направь меня на ум-разум.
— Много молодцов проезживало, да не много вежливо говаривало. Возьми, дитятко, моего коня, поезжай к моей старшей сестре. Она лучше меня научит, что делать.
Вот Иван-царевич заночевал у этой старухи, поутру встает ранехонько, умывается белешенько. Благодарит бабу-ягу за ночлег и поехал на ее коне. А этот конь еще бойчей того.
Вдруг Иван-царевич говорит:
— Стой! Перчатку обронил.
А конь отвечает:
— В кою пору ты говорил, я уж триста верст проскакал.
Не скоро дело делается, скоро сказка сказывается. Едет Иван-царевич день до вечера — красна солнышка до закату. Наезжает на избушку на курьей ножке, об одном окошке.
— Избушка, избушка, обернись к лесу задом, ко мне передом! Мне не век вековать, а одну ночь ночевать.
Вдруг заржал конь, и под Иваном-царевичем конь откликается. Выходит на крыльцо баба-яга, старых лет, еще старее той. Поглядела — конь ее сестры, а седок чужестранный, молодец прекрасный. Тут Иван-царевич вежливо ей поклонился и ночевать попросился. Делать нечего! Ночлега с собой не возят — ночлег каждому: и пешему и конному, и бедному и богатому.
Баба-яга все дело справила — коня убрала, а Ивана-царевича накормила, напоила и стала спрашивать, кто он да откуда и куда путь держит.
— Я, бабушка, такого-то царства, такого-то государства, царский сын Иван-царевич. Был у твоей младшей сестры, она послала к середней, а середняя сестра к тебе послала. Дай свою голову моим могутным плечам, направь меня на ум-разум, как мне добыть у девицы Синеглазки живой воды и молодильных яблок.
— Так и быть, помогу я тебе, Иван-царевич. Девица Синеглазка, моя племянница, — сильная и могучая богатырка. Вокруг ее царства — стена три сажени вышины, сажень толщины, у ворот стража — тридцать богатырей. Тебя и в ворота не пропустят. Надо тебе ехать в середину ночи, ехать на моем добром коне. Доедешь до стены — бей коня по бокам плетью нехлестанной. Конь через стену перескочит. Ты коня привяжи и иди в сад. Увидишь яблоню с молодильными яблоками, а под яблоней колодец. Три яблока сорви, а больше не бери. И зачерпни из колодца живой воды кувшинец о двенадцати рылец. Девица Синеглазка будет спать, ты в терем к ней не заходи, а садись на коня и бей его по крутым бокам. Он тебя через стену перенесет.
Иван-царевич не стал ночевать у этой старухи, а сел на ее доброго коня и поехал в ночное время. Этот конь поскакивает, мхи-болота перескакивает, реки, озера хвостом заметает.
Долго ли, коротко ли, низко ли, высоко ли, доезжает Иван-царевич в середине ночи до высокой стены. У ворот стража спит — тридцать могучих богатырей. Прижимает он своего доброго коня, бьет его плетью нехлестанной. Конь осерчал и перемахнул через стену. Слез Иван-царевич с коня, входит в сад и видит — стоит яблоня с серебряными листьями, золотыми яблоками, а под яблоней Молодец. Иван-царевич сорвал три яблока, а больше не стал брать да зачерпнул из колодца живой воды кувшинец о двенадцати рылец. И захотелось ему самою увидать сильную, могучую богатырку, девицу Синеглазку.
Входит Иван-царевич в терем, а там спят: по одну сторону шесть полениц — девиц-богатырок и по другую сторону шесть, а посредине разметалась девица Синеглазка, спит, как сильный речной порог шумит. Не стерпел Иван-царевич, приложился, поцеловал ее и вышел. Сел на доброго коня, а конь говорит ему человеческим голосом:
— Не послушался ты, Иван-царевич, вошел в терем к девице Синеглазке! Теперь мне стены не перескочить.
Иван-царевич бьет коня плетью нехлестанной.
— Ах ты конь, волчья сыть, травяной мешок, нам здесь не ночевать, а голову потерять!
Осерчал конь пуще прежнего и перемахнул через стену, да задел об нее одной подковой — на стене струны запели и колокола зазвонили.
Девица Синеглазка проснулась да увидала покражу:
— Вставайте, у нас покража большая!
Велела она оседлать своего богатырского коня и кинулась с двенадцатью поленицами в погоню за Иваном-царевичем.
Гонит Иван-царевич во всю прыть лошадиную, а девица Синеглазка гонит за ним. Доезжает он до старшей бабы-яги, а у нее уже конь выведенный, готовый. Он — со своего коня да на этого и опять вперед погнал. Иван-то царевич за дверь, а девица Синеглазка — в дверь и спрашивает у бабы-яги:
— Бабушка, здесь зверь не прорыскивал ли?
— Нет, дитятко.
— Бабушка, здесь молодец не проезживал ли?
— Нет, дитятко. А ты с пути-дороги поешь молочка. » — Поела бы я, бабушка, да долго корову доить.
— Что ты, дитятко, живо справлю.
Пошла баба-яга доить корову — доит, не торопится. Поела девица Синеглазка молочка и опять погнала за Иваном-царевичем.
Доезжает Иван-царевич до середней бабы-яги, коня сменил и опять погнал. Он — за дверь, а девица Синеглазка — в дверь:
— Бабушка, не прорыскивал ли зверь, не проезжал ли добрый молодец?
— Нет, дитятко. А ты бы с пути-дороги поела блинков.
— Да долго печь будешь.
— Что ты, дитятко, живо справлю.
Напекла баба-яга блинков — печет, не торопится. Девица Синеглазка поела и опять погнала за Иваномцаревичем.
Он доезжает до младшей бабы-яги, слез с коня, сел на своего коня богатырского и опять погнал. Он — за дверь, девица Синеглазка — в дверь и спрашивает у бабы-яги, не проезжал ли добрый молодец.
— Нет, дитятко. А ты бы с пути-дороги в баньке попарилась.
— Да ты долго топить будешь.
— Что ты, дитятко, живо справлю.
Истопила баба-яга баньку, все изготовила. Девица Синеглазка попарилась, обкатилась и опять погнала в сугон. Конь ее с горки на горку поскакивает, реки, озера хвостом заметает. Стала она Ивана-царевича настигать.
Он видит за собой погоню: двенадцать богатырок с тринадцатой — девицей Синеглазкой — ладят на него наехать, с плеч голову снять. Стал он коня приостанавливать, девица Синеглазка наскакивает и кричит ему:
— Что ж ты, вор, без спросу из моего колодца пил да колодец не прикрыл!
А он ей:
— Что же, давай разъедемся на три прыска [34] лошадиных, давай силу пробовать.
Тут Иван-царевич и девица Синеглазка заскакали на три прыска лошадиных, брали палицы боевые, копья долгомерные, сабельки острые. И съезжались три раза, палицы поломали, копья-сабли исщербили — не могли друг друга с коня сбить. Незачем стало им на добрых конях разъезжаться, соскочили они с коней и схватились в охапочку.
Боролись с утра до вечера — красна солнышка до закату. У Ивана-царевича резва ножка подвернулась, упал он на сыру землю. Девица Синеглазка стала коленкой на его белу грудь и вытаскивает кинжалище булатный — пороть ему белу грудь.
Иван-царевич и говорит ей:
— Не губи ты меня, девица Синеглазка, лучше возьми за белые руки, подними со сырой земли, поцелуй в уста сахарные.
Тут девица Синеглазка подняла Ивана-царевича со сырой земли и поцеловала в уста сахарные. И раскинули они шатер в чистом поле, на широком раздолье, на зеленых лугах. Тут они гуляли три дня и три ночи. Здесь они и обручились и перстнями обменялись. Девица Синеглазка ему говорит:
— Я поеду домой — и ты поезжай домой, да смотри никуда не сворачивай. Через три года жди меня в своем царстве.
Сели они на коней и разъехались. Долго ли, коротко ли, не скоро дело делается, скоро сказка сказывается — доезжает Иван-царевич до росстаней, до трех дорог, где плита-камень, и думает:
«Вот нехорошо! Домой еду, а братья мои пропадают без вести».
И не послушался он девицы Синеглазки, своротил на ту дорогу, где женатому быть. И наезжает на терем под золотой крышей. Тут под Иваном-царевичем конь заржал, и братьевы кони откликнулись. Кони-то были одностадные.
Иван-царевич взошел на крыльцо, стукнул кольцом — маковки на тереме зашатались, оконницы покривились. Выбегает прекрасная девица.
— Ах, Иван-царевич, давно я тебя поджидаю! Иди со мной хлеба-соли откушать и спать-почивать. Повела его в терем и стала потчевать. Иван-царевич не столько ест, сколько под стол кидает, не столько пьет, сколько под стол льет. Повела его прекрасная девица в спальню.
— Ложись, Иван-царевич, спать-почивать. А Иван-царевич столкнул ее на кровать, живо кровать повернул, девица и полетела в подполье, в яму глубокую.
Иван-царевич наклонился над ямой и кричит:
— Кто там живой?
А из ямы отвечают:
— Федор-царевич да Василий-царевич.
Он их из ямы вынул — они лицом черны, землей уж стали порастать. Иван-царевич умыл братьев живой водой — стали они опять прежними.
Сели они на коней и поехали. Долго ли, коротко ли, доехали до росстаней. Иван-царевич и говорит братьям:
— Покараульте моего коня, а я лягу отдохну. Лег на шелковую траву и богатырским сном заснул. А Федор-царевич и говорит Василию-царевичу:
— Вернемся мы без живой воды, без молодильных яблок — будет нам мало чести, нас отец пошлет гусей пасти.
Василий-царевич отвечает:
— Давай Ивана-царевича в пропасть спустим, а эти вещи возьмем и отцу в руки отдадим.
Вот они у него из-за пазухи вынули молодильные яблоки и кувшин с живой водой, а его взяли и бросили в пропасть. Иван-царевич летел туда три дня и три ночи.
Упал Иван-царевич на самое взморье, опамятовался и видит: только небо и вода, и под старым дубом у моря птенцы пищат — бьет их погода.
Иван-царевич снял с себя кафтан и птенцов покрыл, а сам укрылся под дуб.
Унялась погода, летит большая птица Нагай. Прилетела, под дуб села и спрашивает птенцов:
— Детушки мои милые, не убила ли вас погодушканенастье?
— Не кричи, мать, нас сберег русский человек, своим кафтаном укрыл.
Птица Нагай спрашивает Ивана-царевича:
— Для чего ты сюда попал, милый человек?
— Меня родные братья в пропасть бросили за молодильные яблоки да за живую воду.
— Ты моих детей сберег, спрашивай у меня, чего хочешь: злата ли, серебра ли, камня ли драгоценного.
— Ничего, Нагай-птица, мне не надо: ни злата, ни серебра, ни камня драгоценного. А нельзя ли мне попасть в родную сторону?
Нагай-птица ему отвечает:
— Достань мне два чана — пудов по двенадцати — мяса.
Вот Иван-царевич настрелял на взморье гусей, лебедей, в два чана поклал, поставил один чан Нагайптице на правое плечо, а другой чан — на левое, сам сел ей на хребет. Стал птицу Нагай кормить, она поднялась и летит в вышину.
Она летит, а он ей подает да подает. Долго ли, коротко ли так летели, скормил Иван-царевич оба чана. А птица Нагай опять оборачивается. Он взял нож, отрезал у себя кусок с ноги и Нагай-птице подал. Она летит, летит и опять оборачивается. Он с другой ноги срезал мясо и подал. Вот уже недалеко лететь осталось. Нагай-птица опять оборачивается. Он с груди у себя мясо срезал и ей подал.
Тут Нагай-птица донесла Ивана-царевича до родной стороны.
— Хорошо ты кормил меня всю дорогу, но слаще последнего кусочка отродясь не едала.
Иван-царевич ей и показывает раны. Нагай-птица рыгнула, три куска вырыгнула:
— Приставь на место. Иван-царевич приставил — мясо и приросло к костям.
— Теперь слезай с меня, Иван-царевич, я домой полечу.
Поднялась Нагай-птица в вышину, а Иван-царевич пошел путем-дорогой на родную сторону.
Пришел он в столицу и узнает, что Федор-царевич и Василий-царевич привезли отцу живой воды и молодильных яблок и царь исцелился: по-прежнему стал здоровьем крепок и глазами зорок.
Не пошел Иван-царевич к отцу, к матери. В ту пору за тридевять земель, в тридесятом царстве сильная богатырка Синеглазка родила двух сыновей. Они растут не по дням, а по часам. Скоро сказка сказывается, не скоро дело делается — прошло три года. Синеглазка взяла сыновей, собрала войско и пошла искать Ивана-царевича.
Пришла она в его царство и в чистом поле, в широком раздолье, на зеленых лугах раскинула шатер белополотняный. От шатра дорогу устелила сукнами цветными. И посылает в столицу царю сказать:
— Царь, отдай царевича. Не отдашь — все царство потопчу, пожгу, тебя в полон возьму.
Царь испугался и посылает старшего — Федора-царевича. Идет Федор-царевич по цветным сукнам, подходит к шатру белополотняному. Выбегают два мальчика:
— Матушка, это не наш ли батюшка идет?
— Нет, детушки, это ваш дяденька.
— А что прикажешь с ним делать?
— А вы, детушки, угостите его хорошенько. Тут эти двое пареньков взяли трости и давай хлестать Федора-царевича пониже спины. Били, били, он едва ноги унес.
А Синеглазка опять посылает к царю:
— Отдай царевича.
Пуще испугался царь и посылает среднего — Василия-царевича. Он подходит к шатру. Выбегают два мальчика:
— Матушка, это не наш ли батюшка идет?
— Нет, детушки, это ваш дяденька. Угостите его хорошенько.
Двое пареньков опять давай дядю тростями чесать. Били, били, Василий-царевич едва ноги унес. Синеглазка в третий раз посылает к царю:
— Ступайте, ищите третьего сынка, Ивана-царевича. Не найдете — все царство потопчу, пожгу. Царь еще пуще испугался, посылает за Федоромцаревичем и Василием-царевичем, велит им найти брата, Ивана-царевича. Тут братья упали отцу в ноги и во всем повинились: как у сонного Ивана-царевича взяли живую воду и молодильные яблоки, а самого бросили в пропасть.
Услышал это царь и залился слезами. А в ту пору Иван-царевич сам идет к Синеглазке.
Подходит он к белополотняному шатру. Выбегают два мальчика:
— Матушка, матушка, к нам кто-то идет. А Синеглазка им:
— Возьмите его за белые руки, ведите в шатер. Это ваш родной батюшка. Он безвинно три года страдал. Тут Ивана-царевича взяли за белые ручки, ввели в шатер. Синеглазка его умыла и причесала, одежду на нем сменила и спать уложила.
На другой день Синеглазка и Иван-царевич приехали во дворец. Тут начался пир на весь мир — честным пирком да и за свадебку. Федору-царевичу и Василию-царевичу мало было чести, прогнали их со двора — ночевать где ночь, где две, а третью и ночевать негде.
Иван-царевич не остался здесь, а уехал с Синеглазкой в ее девичье царство.
Тут и сказке конец.

Что такое молодильные яблоки. Сказка молодильные яблоки

Молодильные яблоки существуют на самом деле, а чтобы убедиться в этом достаточно лишь познакомиться с результатами многолетних трудов ученого-селекционера, профессора Вигорова. Долгие годы он изучал свойства различных плодово-ягодных культур, стремясь вывести новые виды, урожай которых имел бы целебные свойства.

Начало научным изысканиям профессора Вигорова положила коллекция, собранная им в 1960 году и состоящая из яблонь семисот сортов. Вместе с группой единомышленников ученый стал изучать плоды на предмет содержания в них витаминов, микроэлементов, природных антибиотиков и других соединений, полезных для человека.

Результат слегка ошарашил профессора – лишь 5 % образцов деревьев приносили плоды, содержащие биологически активные вещества в таких дозах, которые могли бы оказать на здоровье человека по-настоящему серьезное влияние.

Причем приходилось констатировать «бесполезность» таких распространенных и любимых всеми сортов, как «Белый налив», «Мельба», «Уэлси», «Папировка», «Коричневое полосатое», «Грушовка московская», «Пепин шафранный» и многие другие. Содержание в их плодах двух главных витаминов – С и Р было очень мало, так что говорить о восполнении их дефицита за счет активного поедания яблок было невозможно.

Но труды не были напрасны, потому что в результате долгих экспериментов были отобраны сорта, плоды которых отличались очень высоким содержанием витаминов и других полезных веществ. Тогда то и родилась у профессора Вигорова идея создать совершенно новый вид яблонь.

Успех пришел к ученому не сразу. В те годы, на которые пришлось начало его опытов, основными направлениями работы селекционеров считалось повышение урожайности, улучшение вкуса и внешнего вида плода. Поэтому в своей работе Вигорову пришлось столкнуться со многими трудностями, непониманием коллег и противостоянием бюрократов-функционеров, руководивших деятельностью научных организаций.

И все же, настойчивый ученый добился своего – на свет появились яблоки, которые тут же получили неофициальное название «молодильные». Как говаривал в те времена сам профессор, если съесть 1 или 2 молодильных яблока, то польза от этого будет сопоставима с употреблением 10 кг обычных плодов.

Итак, какие же сорта яблонь можно отнести к молодильным? Это «Налив алый», «Бабушкино», «Рецепт Черненко», «Витаминное Исаева». Данные разновидности предназначены для выращивания в средней полосе нашей страны, а для Сибирских регионов и Урала подходят «Долго», «Ранетка Десертная», «Зорька», «Грушовка омская».

Все перечисленные сорта характеризуются высоким содержанием в их плодах витаминов Р и С. Поэтому регулярное употребление таких яблок способствует нормализации артериального давления и оздоровлению сердечно-сосудистой системы.

Другую группу молодильных яблок составляют сорта, потребление урожая которых помогает предупреждать возникновение желудочно-кишечных заболеваний, а также повышает общий иммунитет. К этим видам относятся «Уральское масленичное», «Дынное Диброва», «Анисик омский», «Аркад желтый», «Абрикосовое», «Персиковое, «Северянка Лисавенко».

Благодаря усилиям научной группы Вигорова было создано несколько сортов груш, которые можно назвать лечебными. Их плоды содержат антибиотик артубин, прием которого способствует профилактике воспалительных процессов и предупреждает развитие моче-каменной болезни. Это, главным образом, дальневосточные сорта «Тема», «Оля», «Сибирячка».

Поработал профессор и с черной смородиной, главным достоинством которой считается наличие витамина С. В выведенных сортах его содержание в 3-4 раза больше, нежели в традиционно выращиваемых. Это «Голубка», «Память Мичурина» и «Победа».

Для профилактики неврозов и нарушений нервной деятельности человека незаменим витамин В2. Большое его количество было обнаружено в сливах, после чего в результате целенаправленной работы появились сорта «Желтые хлопоты» и «Чернослив маньчжурский».

В борьбе с раком полезным считается витамин В9, которого много в плодах выведенной Вигоровом вишни «Гриот Победа»и ягодах малины «Память Кузьмина».

На всю эту работу у профессора и его соратников ушло более 40 лет. К сожалению, довести свою деятельность до логичного конца Вигорову не удалось, он слишком рано ушел из жизни, после чего многие из его начинаний были преданы забвению.

Так что сегодня перечисленные выше сорта яблок и других культур все еще остаются большой редкостью. В питомниках и специальных селекционных центрах можно встретить лишь некоторые образцы лечебных сортов. Наиболее полной коллекцией могут похвастаться Мичуринский московский сад и Ботанический сад МГУ.

Так что молодильные яблоки это яблоки Вигорова. И они реальные! Закажите саженцы этих яблонь и посадите у себя на участке!

Русская народная сказка

В некотором царстве, в некотором государстве жил да был царь, и было у него три сына: старшего звали Федором, второго Василием, а младшего Иваном.
Царь очень устарел и глазами обнищал, а слыхал он, что за тридевять земель, в тридесятом царстве есть сад с молодильными яблоками и колодец с живой водой. Если съесть старику это яблоко — помолодеет, а водой этой умыть глаза слепцу — будет видеть. Царь собирает пир на весь мир, зовет на пир князей и бояр и говорит им:
— Кто бы, ребятушки, выбрался из избранников, выбрался из охотников, съездил за тридевять земель, в тридесятое царство, привез бы молодильных яблок и живой воды кувшинец о двенадцати рылец? Я бы этому седоку полцарства отписал.
Тут больший стал хорониться за середнего, а середний за меньшого, а от меньшого ответу нет. Выходит царевич Федор и говорит:
— Неохота нам в люди царство отдавать. Я поеду в эту дорожку, привезу тебе, царю-батюшке, молодильных яблок и живой воды кувшинец о двенадцати рылец.
Пошел Федор-царевич на конюший двор, выбирает себе коня неезженного, уздает узду неузданную, берет плетку нехлестанную, кладет двенадцать подпруг с подпругою — не ради красы, а ради крепости. Отправился Федор-царевич в дорожку. Видели, что садился, а не видели, в кою сторону укатился.
Ехал он близко ли, далеко ли, низко ли высоко ли, ехал день до вечеру — красна солнышка до закату. И доезжает до росстаней, до трех дорог. Лежит на росстанях плита-камень, на ней надпись:
«Направо поедешь — себя спасать, коня потерять. Налево поедешь — коня спасать, себя потерять. Прямо поедешь — женату быть».
Поразмыслил Федор-царевич: «Давай поеду, где женату быть».
И повернул на ту дорожку, где женатому быть. Ехал, ехал и доезжает до терема под золотой крышей. Тут выбегает прекрасная девица и говорит ему:
— Царский сын, я тебя из седла выну, иди со мной хлеба-соли откушать и спать-почивать.
— Нет, девица, хлеба-соли я не хочу, а сном дороги не скоротать. Мне надо вперед двигаться.
— Царский сын, не торопись ехать, а торопись делать, что тебе любо-дорого.
Тут прекрасная девица его из седла вынула и в терем повела. Накормила его, напоила и спать на кровать положила.
Только лег Федор-царевич к стенке, эта девица живо кровать повернула, он и полетел в подполье, в яму глубокую.
Долго ли, коротко ли — царь опять собирает пир, зовет князей и бояр и говорит им:
— Вот, ребятушки, кто бы выбрался из охотников — привезти мне молодильных яблок и живой воды кувшинец о двенадцати рылец? Я бы этому седоку полцарства отписал.
Тут опять больший хоронится за середнего, а середний за меньшого, а от меньшого ответу нет. Выходит второй сын, Василий-царевич:
— Батюшка, неохота мне царство в чужие руки отдавать. Я поеду в дорожку, привезу эти вещи, сдам тебе в руки.
Идет Василий-царевич на конюший двор, выбирает коня неезженного, уздает узду неузданную, берет плетку нехлестанную, кладет двенадцать подпруг с подпругою.
Поехал Василий-царевич. Видели, как садился, а не видели, в кою сторону укатился. Вот он доезжает до росстаней, где лежит плита-камень, и видит: «Направо поедешь — себя спасать, коня потерять. Налево поедешь коня спасать, себя потерять. Прямо поедешь — женату быть».
Думал, думал Василий-царевич и поехал дорогой, где женатому быть. Доехал до терема с золотой крышей. Выбегает к нему прекрасная девица и просит его откушать хлеба-соли и лечь почивать.
— Царский сын, не торопись ехать, а торопись делать, что тебе любо-дорого.
Тут она его из седла вынула, в терем повела, накормила, напоила и спать положила.
Только Василий-царевич лег к стенке, она опять повернула кровать, и он полетел в подполье. А там спрашивают:
— Кто летит?
— Василий-царевич. А кто сидит?
— Федор-царевич.
— Вот, братан, попали!
Долго ли, коротко ли — в третий раз царь собирает пир, зовет князей и бояр:
— Кто бы выбрался из охотников привезти молодильных яблок и живой воды кувшинец о двенадцати рылец? Я бы этом у седоку полцарства отписал. Тут опять больший хоронится за середнего, середний за меньшого, а от меньшого ответу нет. Выходит Иван-царевич и говорит:
— Дай мне, батюшка, благословеньице, с буйной головы до резвых ног, ехать в тридесятое царство — поискать тебе молодильных яблок и живой воды да поискать еще моих братьецев.
Дал ему царь благословеньице. Пошел Иван-царевич в конюший двор — выбирать себе коня по разуму. На которого коня ни взглянет, тот дрожит, на которого руку положит — тот с ног валится.
Не мог выбрать Иван-царевич коня по разуму. Идет, повесил буйну голову. Навстречу ему бабушказадворенка:
— Здравствуй, дитятко Иван-царевич! Что ходишь кручинен-печален?
— Как же мне, бабушка, не печалиться — не могу найти коня по разуму.
— Давно бы ты меня спросил. Добрый конь стоит закованный в погребу, на цепи железной. Сможешь его взять — будет тебе конь по разуму.
Приходит Иван-царевич к погребу, пнул плиту железную, свернулась плита с погреба. Вскочил ко добру коню, стал ему конь своими передними ногами на плечи. Стоит Иван-царевич — не шелохнется. Сорвал конь железную цепь, выскочил из погреба и Ивана-царевича вытащил. И тут Иван-царевич его обуздал уздою неузданной, оседлал седельцем неезженным, наложил двенадцать подпруг с подпругою — не ради красы, ради славушки молодецкой. Отправился Иван-царевич в путь-дорогу. Видели, что садился, а не видели, в кою сторону укатился. Доехал он до росстаней и поразмыслил: «Направо ехать — коня потерять. Куда мне без коня-то? Прямо ехать — женатому быть. Не за тем я в путь-дорогу выехал. Налево ехать — коня спасти. Эта дорога самая лучшая для меня».
И поворотил он по той дороге, где коня спасти — себя потерять. Ехал он долго ли, коротко ли, низко ли, высоко ли, по зеленым лугам, по каменным горам, ехал день до вечеру — красна солнышка до закату — и наезжает на избушку.
Стоит избушка на курьей ножке, об одном окошке.
— Избушка, избушка, повернись к лесу задом, ко мне передом! Как мне в тебя зайти, так и выйти. Избушка повернулась к лесу задом, к Ивану-царевичу передом. Зашел он в нее, а там сидит баба-яга, старых лет, шелковый кудель мечет, а нитки через грядки бросает.
— Фу, фу, — говорит, — русского духу слыхом не слыхано, видом не видано, а нынче русский дух сам пришел. А Иван-царевич ей:
— Ах ты, баба-яга — костяная нога, не поймавши птицу — теребишь, не узнавши молодца — хулишь. Ты бы сейчас вскочила да меня, добра молодца, дорожного человека, накормила, напоила и для ночи постелю собрала. Я бы улегся, ты бы села к изголовью, стала бы спрашивать, а я бы стал сказывать — чей да откуда. Вот баба-яга это дело все справила — царевича накормила, напоила и на постелю уложила; села к изголовью и стала спрашивать:
— Чей ты, дорожный человек, добрый молодец, да откуда? Какой ты земли? Какого отца, матери сын?
— Я, бабушка, из такого-то царства, из такого-то государства, царский сын Иван-царевич. Еду за тридевять земель, за тридевять озер, в тридесятое царство за живой водой и молодильными яблоками.
— Ну, дитя мое милое, далеко же тебе ехать: живая вода и молодильные яблоки — у сильной богатырки, девицы Синеглазки, она мне родная племянница. Не знаю, получишь ли ты добро.
— Много молодцов проезживало, да не много вежливо говаривало. Возьми, дитятко, моего коня. Мой конь будет бойчее, довезет он тебя до моей середней сестры, она тебя научит.
Иван-царевич поутру встает ранехонько, умывается белешенько. Благодарит бабу-ягу за ночлег и поехал на ее коне.
Вдруг он и говорит коню:
— Стой! Перчатку обронил.
А конь отвечает:
— В кою пору ты говорил, я уже двести верст проскакал.
Едет Иван-царевич близко ли, далеко ли. День до ночи коротается. И завидел он впереди избушку на курьей ножке, об одном окошке.
— Избушка, избушка, повернись к лесу задом, ко мне передом! Как мне в тебя зайти, так и выйти. Избушка повернулась к лесу задом, к нему передом.
Вдруг слышно — конь заржал, и конь под Иваномцаревичем откликнулся.
Кони-то были одностадные. Услышала это баба-яга — еще старее той — и говорит:
— Приехала ко мне, видно, сестрица в гости. И выходит на крыльцо:
— Фу-фу, русского духу слыхом не слыхано, видом не видано, а нынче русский дух сам пришел. А Иван-царевич ей:
— Ах ты, баба-яга — костяная нога, встречай гостя по платью, провожай по уму. Ты бы моего коня убрала, меня бы, добра молодца, дорожного человека, накормила, напоила и спать уложила.
Баба-яга это дело все справила — коня убрала, а Ивана-царевича накормила, напоила, на постель уложила и стала спрашивать, кто он да откуда и куда путь держит.
— Я, бабушка, из такого-то царства, из такого-то государства, царский сын Иван-царевич. Еду за живой водой и молодильными яблоками к сильной богатырке, девице Синеглазке.
— Ну, дитя милое, не знаю, получишь ли ты добро. Мудро тебе, мудро добраться до девицы Синеглазки!
— А ты, бабушка, дай свою голову моим могутным плечам, направь меня на ум-разум.
— Много молодцов проезживало, да не много вежливо говаривало. Возьми, дитятко, моего коня, поезжай к моей старшей сестре. Она лучше меня научит, что делать.
Вот Иван-царевич заночевал у этой старухи, поутру встает ранехонько, умывается белешенько. Благодарит бабу-ягу за ночлег и поехал на ее коне. А этот конь еще бойчей того.
Вдруг Иван-царевич говорит:
— Стой! Перчатку обронил.
А конь отвечает:
— В кою пору ты говорил, я уж триста верст проскакал.
Не скоро дело делается, скоро сказка сказывается. Едет Иван-царевич день до вечера — красна солнышка до закату. Наезжает на избушку на курьей ножке, об одном окошке.
— Избушка, избушка, обернись к лесу задом, ко мне передом! Мне не век вековать, а одну ночь ночевать.
Вдруг заржал конь, и под Иваном-царевичем конь откликается. Выходит на крыльцо баба-яга, старых лет, еще старее той. Поглядела — конь ее сестры, а седок чужестранный, молодец прекрасный. Тут Иван-царевич вежливо ей поклонился и ночевать попросился. Делать нечего! Ночлега с собой не возят — ночлег каждому: и пешему и конному, и бедному и богатому.
Баба-яга все дело справила — коня убрала, а Ивана-царевича накормила, напоила и стала спрашивать, кто он да откуда и куда путь держит.
— Я, бабушка, такого-то царства, такого-то государства, царский сын Иван-царевич. Был у твоей младшей сестры, она послала к середней, а середняя сестра к тебе послала. Дай свою голову моим могутным плечам, направь меня на ум-разум, как мне добыть у девицы Синеглазки живой воды и молодильных яблок.
— Так и быть, помогу я тебе, Иван-царевич. Девица Синеглазка, моя племянница, — сильная и могучая богатырка. Вокруг ее царства — стена три сажени вышины, сажень толщины, у ворот стража — тридцать богатырей. Тебя и в ворота не пропустят. Надо тебе ехать в середину ночи, ехать на моем добром коне. Доедешь до стены — бей коня по бокам плетью нехлестанной. Конь через стену перескочит. Ты коня привяжи и иди в сад. Увидишь яблоню с молодильными яблоками, а под яблоней колодец. Три яблока сорви, а больше не бери. И зачерпни из колодца живой воды кувшинец о двенадцати рылец. Девица Синеглазка будет спать, ты в терем к ней не заходи, а садись на коня и бей его по крутым бокам. Он тебя через стену перенесет.
Иван-царевич не стал ночевать у этой старухи, а сел на ее доброго коня и поехал в ночное время. Этот конь поскакивает, мхи-болота перескакивает, реки, озера хвостом заметает.
Долго ли, коротко ли, низко ли, высоко ли, доезжает Иван-царевич в середине ночи до высокой стены. У ворот стража спит — тридцать могучих богатырей. Прижимает он своего доброго коня, бьет его плетью нехлестанной. Конь осерчал и перемахнул через стену. Слез Иван-царевич с коня, входит в сад и видит — стоит яблоня с серебряными листьями, золотыми яблоками, а под яблоней Молодец. Иван-царевич сорвал три яблока, а больше не стал брать да зачерпнул из колодца живой воды кувшинец о двенадцати рылец. И захотелось ему самою увидать сильную, могучую богатырку, девицу Синеглазку.
Входит Иван-царевич в терем, а там спят: по одну сторону шесть полениц — девиц-богатырок и по другую сторону шесть, а посредине разметалась девица Синеглазка, спит, как сильный речной порог шумит. Не стерпел Иван-царевич, приложился, поцеловал ее и вышел. Сел на доброго коня, а конь говорит ему человеческим голосом:
— Не послушался ты, Иван-царевич, вошел в терем к девице Синеглазке! Теперь мне стены не перескочить.
Иван-царевич бьет коня плетью нехлестанной.
— Ах ты конь, волчья сыть, травяной мешок, нам здесь не ночевать, а голову потерять!
Осерчал конь пуще прежнего и перемахнул через стену, да задел об нее одной подковой — на стене струны запели и колокола зазвонили.
Девица Синеглазка проснулась да увидала покражу:
— Вставайте, у нас покража большая!
Велела она оседлать своего богатырского коня и кинулась с двенадцатью поленицами в погоню за Иваном-царевичем.
Гонит Иван-царевич во всю прыть лошадиную, а девица Синеглазка гонит за ним. Доезжает он до старшей бабы-яги, а у нее уже конь выведенный, готовый. Он — со своего коня да на этого и опять вперед погнал. Иван-то царевич за дверь, а девица Синеглазка — в дверь и спрашивает у бабы-яги:
— Бабушка, здесь зверь не прорыскивал ли?
— Нет, дитятко.
— Бабушка, здесь молодец не проезживал ли?
— Нет, дитятко. А ты с пути-дороги поешь молочка. » — Поела бы я, бабушка, да долго корову доить.
Пошла баба-яга доить корову — доит, не торопится. Поела девица Синеглазка молочка и опять погнала за Иваном-царевичем.
Доезжает Иван-царевич до середней бабы-яги, коня сменил и опять погнал. Он — за дверь, а девица Синеглазка — в дверь:
— Бабушка, не прорыскивал ли зверь, не проезжал ли добрый молодец?
— Нет, дитятко. А ты бы с пути-дороги поела блинков.
— Да долго печь будешь.
— Что ты, дитятко, живо справлю.
Напекла баба-яга блинков — печет, не торопится. Девица Синеглазка поела и опять погнала за Иваномцаревичем.
Он доезжает до младшей бабы-яги, слез с коня, сел на своего коня богатырского и опять погнал. Он — за дверь, девица Синеглазка — в дверь и спрашивает у бабы-яги, не проезжал ли добрый молодец.
— Нет, дитятко. А ты бы с пути-дороги в баньке попарилась.
— Да ты долго топить будешь.
— Что ты, дитятко, живо справлю.
Истопила баба-яга баньку, все изготовила. Девица Синеглазка попарилась, обкатилась и опять погнала в сугон. Конь ее с горки на горку поскакивает, реки, озера хвостом заметает. Стала она Ивана-царевича настигать.
Он видит за собой погоню: двенадцать богатырок с тринадцатой — девицей Синеглазкой — ладят на него наехать, с плеч голову снять. Стал он коня приостанавливать, девица Синеглазка наскакивает и кричит ему:
— Что ж ты, вор, без спросу из моего колодца пил да колодец не прикрыл!
А он ей:
— Что же, давай разъедемся на три прыска лошадиных, давай силу пробовать.
Тут Иван-царевич и девица Синеглазка заскакали на три прыска лошадиных, брали палицы боевые, копья долгомерные, сабельки острые. И съезжались три раза, палицы поломали, копья-сабли исщербили — не могли друг друга с коня сбить. Незачем стало им на добрых конях разъезжаться, соскочили они с коней и схватились в охапочку.
Боролись с утра до вечера — красна солнышка до закату. У Ивана-царевича резва ножка подвернулась, упал он на сыру землю. Девица Синеглазка стала коленкой на его белу грудь и вытаскивает кинжалище булатный — пороть ему белу грудь.
Иван-царевич и говорит ей:
— Не губи ты меня, девица Синеглазка, лучше возьми за белые руки, подними со сырой земли, поцелуй в уста сахарные.
Тут девица Синеглазка подняла Ивана-царевича со сырой земли и поцеловала в уста сахарные. И раскинули они шатер в чистом поле, на широком раздолье, на зеленых лугах. Тут они гуляли три дня и три ночи. Здесь они и обручились и перстнями обменялись. Девица Синеглазка ему говорит:
— Я поеду домой — и ты поезжай домой, да смотри никуда не сворачивай. Через три года жди меня в своем царстве.
Сели они на коней и разъехались. Долго ли, коротко ли, не скоро дело делается, скоро сказка сказывается — доезжает Иван-царевич до росстаней, до трех дорог, где плита-камень, и думает:
«Вот нехорошо! Домой еду, а братья мои пропадают без вести».
И не послушался он девицы Синеглазки, своротил на ту дорогу, где женатому быть. И наезжает на терем под золотой крышей. Тут под Иваном-царевичем конь заржал, и братьевы кони откликнулись. Кони-то были одностадные.
Иван-царевич взошел на крыльцо, стукнул кольцом — маковки на тереме зашатались, оконницы покривились. Выбегает прекрасная девица.
— Ах, Иван-царевич, давно я тебя поджидаю! Иди со мной хлеба-соли откушать и спать-почивать. Повела его в терем и стала потчевать. Иван-царевич не столько ест, сколько под стол кидает, не столько пьет, сколько под стол льет. Повела его прекрасная девица в спальню.
— Ложись, Иван-царевич, спать-почивать. А Иван-царевич столкнул ее на кровать, живо кровать повернул, девица и полетела в подполье, в яму глубокую.
Иван-царевич наклонился над ямой и кричит:
— Кто там живой?
А из ямы отвечают:
— Федор-царевич да Василий-царевич.
Он их из ямы вынул — они лицом черны, землей уж стали порастать. Иван-царевич умыл братьев живой водой — стали они опять прежними.
Сели они на коней и поехали. Долго ли, коротко ли, доехали до росстаней. Иван-царевич и говорит братьям:
— Покараульте моего коня, а я лягу отдохну. Лег на шелковую траву и богатырским сном заснул. А Федор-царевич и говорит Василию-царевичу:
— Вернемся мы без живой воды, без молодильных яблок — будет нам мало чести, нас отец пошлет гусей пасти.
Василий-царевич отвечает:
— Давай Ивана-царевича в пропасть спустим, а эти вещи возьмем и отцу в руки отдадим.
Вот они у него из-за пазухи вынули молодильные яблоки и кувшин с живой водой, а его взяли и бросили в пропасть. Иван-царевич летел туда три дня и три ночи.
Упал Иван-царевич на самое взморье, опамятовался и видит: только небо и вода, и под старым дубом у моря птенцы пищат — бьет их погода.
Иван-царевич снял с себя кафтан и птенцов покрыл, а сам укрылся под дуб.
Унялась погода, летит большая птица Нагай. Прилетела, под дуб села и спрашивает птенцов:
— Детушки мои милые, не убила ли вас погодушканенастье?
— Не кричи, мать, нас сберег русский человек, своим кафтаном укрыл.
Птица Нагай спрашивает Ивана-царевича:
— Для чего ты сюда попал, милый человек?
— Меня родные братья в пропасть бросили за молодильные яблоки да за живую воду.
— Ты моих детей сберег, спрашивай у меня, чего хочешь: злата ли, серебра ли, камня ли драгоценного.
— Ничего, Нагай-птица, мне не надо: ни злата, ни серебра, ни камня драгоценного. А нельзя ли мне попасть в родную сторону?
Нагай-птица ему отвечает:
— Достань мне два чана — пудов по двенадцати — мяса.
Вот Иван-царевич настрелял на взморье гусей, лебедей, в два чана поклал, поставил один чан Нагайптице на правое плечо, а другой чан — на левое, сам сел ей на хребет. Стал птицу Нагай кормить, она поднялась и летит в вышину.
Она летит, а он ей подает да подает. Долго ли, коротко ли так летели, скормил Иван-царевич оба чана. А птица Нагай опять оборачивается. Он взял нож, отрезал у себя кусок с ноги и Нагай-птице подал. Она летит, летит и опять оборачивается. Он с другой ноги срезал мясо и подал. Вот уже недалеко лететь осталось. Нагай-птица опять оборачивается. Он с груди у себя мясо срезал и ей подал.
Тут Нагай-птица донесла Ивана-царевича до родной стороны.
— Хорошо ты кормил меня всю дорогу, но слаще последнего кусочка отродясь не едала.
Иван-царевич ей и показывает раны. Нагай-птица рыгнула, три куска вырыгнула:
— Приставь на место. Иван-царевич приставил — мясо и приросло к костям.
— Теперь слезай с меня, Иван-царевич, я домой полечу.
Поднялась Нагай-птица в вышину, а Иван-царевич пошел путем-дорогой на родную сторону.
Пришел он в столицу и узнает, что Федор-царевич и Василий-царевич привезли отцу живой воды и молодильных яблок и царь исцелился: по-прежнему стал здоровьем крепок и глазами зорок.
Не пошел Иван-царевич к отцу, к матери. В ту пору за тридевять земель, в тридесятом царстве сильная богатырка Синеглазка родила двух сыновей. Они растут не по дням, а по часам. Скоро сказка сказывается, не скоро дело делается — прошло три года. Синеглазка взяла сыновей, собрала войско и пошла искать Ивана-царевича.
Пришла она в его царство и в чистом поле, в широком раздолье, на зеленых лугах раскинула шатер белополотняный. От шатра дорогу устелила сукнами цветными. И посылает в столицу царю сказать:
— Царь, отдай царевича. Не отдашь — все царство потопчу, пожгу, тебя в полон возьму.
Царь испугался и посылает старшего — Федора-царевича. Идет Федор-царевич по цветным сукнам, подходит к шатру белополотняному. Выбегают два мальчика:
— Нет, детушки, это ваш дяденька.
— А что прикажешь с ним делать?
— А вы, детушки, угостите его хорошенько. Тут эти двое пареньков взяли трости и давай хлестать Федора-царевича пониже спины. Били, били, он едва ноги унес.
А Синеглазка опять посылает к царю:
— Отдай царевича.
Пуще испугался царь и посылает среднего — Василия-царевича. Он подходит к шатру. Выбегают два мальчика:
— Матушка, это не наш ли батюшка идет?
— Нет, детушки, это ваш дяденька. Угостите его хорошенько.
Двое пареньков опять давай дядю тростями чесать. Били, били, Василий-царевич едва ноги унес. Синеглазка в третий раз посылает к царю:
— Ступайте, ищите третьего сынка, Ивана-царевича. Не найдете — все царство потопчу, пожгу. Царь еще пуще испугался, посылает за Федоромцаревичем и Василием-царевичем, велит им найти брата, Ивана-царевича. Тут братья упали отцу в ноги и во всем повинились: как у сонного Ивана-царевича взяли живую воду и молодильные яблоки, а самого бросили в пропасть.
Услышал это царь и залился слезами. А в ту пору Иван-царевич сам идет к Синеглазке.
Подходит он к белополотняному шатру. Выбегают два мальчика:
— Матушка, матушка, к нам кто-то идет. А Синеглазка им:
— Возьмите его за белые руки, ведите в шатер. Это ваш родной батюшка. Он безвинно три года страдал. Тут Ивана-царевича взяли за белые ручки, ввели в шатер. Синеглазка его умыла и причесала, одежду на нем сменила и спать уложила.
На другой день Синеглазка и Иван-царевич приехали во дворец. Тут начался пир на весь мир — честным пирком да и за свадебку. Федору-царевичу и Василию-царевичу мало было чести, прогнали их со двора — ночевать где ночь, где две, а третью и ночевать негде.
Иван-царевич не остался здесь, а уехал с Синеглазкой в ее девичье царство.
Тут и сказке конец.

Молодильные яблоки … Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Яблоко (значения). Красное яблоко … Википедия

Место нахождения Омск, Правый берег Иртыша, 153 Основан 22.09.2006 Директор Н. Полежаева Художественный руководитель А. Гончарук Главный режиссёр А. Гончарук Сайт Оф. сайт Театра студии А. Гончарука «Театр студия А. Гончарука» Ом … Википедия

Основная информация Жанр … Википедия

Связать? Леонид Иванович Вигоров … Википедия

Один из вариантов образа древа мирового. Д. ж. актуализирует мифологические представления о жизни во всей полноте её смыслов и, следовательно, противопоставлено древу смерти, гибели зла. Нередко Д. ж. способно отражать и отрицательный член… … Энциклопедия мифологии

Святой Грааль Содержание 1 Оружие и доспехи 1.1 Мечи … Википедия

Сущ., с., употр. часто Морфология: (нет) чего? яблока, чему? яблоку, (вижу) что? яблоко, чем? яблоком, о чём? о яблоке; мн. что? яблоки, (нет) чего? яблок, чему? яблокам, (вижу) что? яблоки, чем? яблоками, о чём? о яблоках 1. Яблоко это фрукт… … Толковый словарь Дмитриева

— (др. исл. ед. ч. iotunn, др. англ. eoton), турсы (др. исл. purs, др. англ. pyrs), в позднейшей скандинавской традиции тролли (ед. ч. troll), в скандинавской мифологии великаны. Они представлены двойственно. С одной стороны, это древние исполины… … Энциклопедия мифологии

Наркотик, в большинстве религиозно мифологических и ритуальных традиций важный атрибут мифологических персонажей, средство достижения особого сакрально отмеченного состояния; персонифицированное божество. Характерно, что во множестве традиций… … Энциклопедия мифологии

Книги

  • Молодильные яблоки , Дмитрий Мансуров. Жил-был Иван-царевич, развлекался в свое удовольствие, ни в чем не нуждался. И вдруг его непоседливый папаша царь тридевятого царства и большой любитель яблок узнал, что есть на свете яблоки…
  • Молодильные яблоки , Дмитрий Мансуров. Жил-был Иван-царевич, развлекался в свое удовольствие, ни в чем не нуждался. И вдруг его непоседливый папаша — царь тридевятого царства и большой любитель яблок — узнал, что есть на свете…

В уральском лесотехническом институте (ныне университете) есть единственный в России Сад лечебных культур. Его основал более полувека назад профессор кафедры ботаники и дендрологии института Леонид иванович Вигоров. Всесоюзную известность, благодаря своим исследованиям, приобрела и созданная им впервые в стране научно-исследовательская лаборатория физиологии и биохимии растений, изучавшая биологически активные вещества (БАВ) плодов и ягод. В 50-60-е годы прошлого века Вигоров пришёл к выводу, что в условиях урбанизации плоды с этими особо ценными для здоровья веществами могут оказывать на человека благотворное влияние, расширяя адаптивные возможности организма и предупреждая некоторые болезни. Но, став первооткрывателем лечебно-профилактического садоводства, Вигоров не успел воплотить все свои идеи в жизнь. О том, что успел сделать Леонид Иванович Вигоров вопреки обстоятельствам своего времени, рассказывают его сын, кандидат биологических наук Юрий Леонидович Вигоров, и наш специальный корреспондент Венедикт Дадыкин, побывавший в Екатеринбурге. Вигоров был не только большим учёным, но и большим оптимистом. Заглядывая вперёд с позиций сегодняшнего дня, он писал в своей книге «Сад лечебных культур» (книга так и не была издана при его жизни): «И садовод далёкого будущего с удивлением вспомнит о тех непонятных для него временах, когда о ценности плодов и ягод судили лишь по их вкусовым качествам, размерам и аромату, не считаясь с их действительным значением для охраны здоровья, поддержания высокой работоспособности и продления жизни человека».

Наука и жизнь // Иллюстрации

Л. И. Вигоров у цветущей яблони. 1959 год.

Так выглядели молодой Сад лечебных культур и здание лаборатории биологически активных веществ Уральского лесотехнического института в 1960-х — начале 1970-х годов.

Заведующий кафедрой ботаники Уральского лесотехнического университета А. П. Кожевников у кедра, посаженного в Саду лечебных культур.

Яблокам в русских народных сказках приписывалась особая сила, способная вернуть человеку молодость. Неслучайно их называли молодильными. Не о сказочных, а о вполне реальных молодильных яблоках Леонида Ивановича Вигорова я впервые узнал ещё в 70-е годы прошедшего века. И не только из сообщений газет и журналов тех лет, но и из серьёзных научных публикаций: попались в руки доклады с нескольких конференций, в которых селекционеры, биохимики, медики и другие специалисты ведущих институтов страны всесторонне обсуждали разные аспекты работы, открывавшей, по сути, новое направление садоводства и медицины — лечебно-профилактическое.

Его реализация обещала ни много ни мало, а. здоровье каждому — достаточно широко развести щедрые сады. Не с простыми сортами, а такими, которые способны давать целебные плоды для использования в качестве лучшего профилактического средства. Речь шла о плодах с повышенным содержанием и определённым сочетанием биологически активных веществ.

Размах и цели уральского учёного не могли не показаться невероятными, почти фантастическими, чему трудно поверить. И Леонид Иванович вполне понимал скептиков, сам призывая коллег ничего не принимать на веру, а перепроверять его выводы. Поэтому и организовывал клинические испытания с использованием целебных плодов в нескольких больницах Свердловска.

«ПУСТЫШКИ» И «ЖЕМЧУЖИНЫ»

«По яблоку в день — и болезнь отступит» — многочисленные вариации поговорок разных народов на эту тему Леонид Иванович не то чтобы поставил под сомнение, а скорее уточнил. Благодаря глубоким многолетним исследованиям он подвёл под них серьёзную научную основу. В результате — строгие и никем не опровергнутые до сих пор выводы, выразившиеся в цифрах и фактах.

Вдумаемся в самые простые: при ежедневной насущной потребности нашего организма в 70-100 мг витамина С (без него мы восприимчивы к гриппу, простуде и другим инфекциям, а также к таким болезням, как атеросклероз, язва желудка и двенадцатиперстной кишки) в самых распространённых и доступных всем фруктах — обычных яблоках — его совсем мало (14 мг в каждых 100 г). Но это, обратите внимание, в среднем. В зависимости же от сорта и его происхождения наличие витамина С колеблется от 2 до 40 мг%. То есть разница — двадцатикратная, более чем существенная!

В южных сортах — западноевропейских (итальянских, испанских, греческих) и южноамериканских (аргентинских, чилийских), да и в отечественных южнороссийских яблоках, что круглогодично продаются в магазинах, витамина С всего-навсего 2-5 мг%. Вигоров называл такие яблоки «пустышками», поскольку для восполнения дефицита в витамине С их надо ежедневно съедать чуть ли не по мешку.

А вот точные подсчёты профессора Вигорова: суточная лечебная доза южных привозных яблок (например, самых популярных сортов Джонатан или Гольден Делишес) — 5-7 кг, распространённых в средней полосе «среднячков» в виде Пепина шафранного и большинства прочих — 2,5 кг, а лучших высоковитаминных (Ренет Черненко) — 500 г. Для профилактических целей здоровым людям достаточно съедать половину этого количества — например, пару яблок сорта Ренет Черненко.

Но мы-то чаще едим вовсе не высоковитаминные яблоки, а первые попавшиеся, да и те не ежедневно. И не по мешку в день. В итоге — хронический дефицит витамина С и других необходимых биологически активных веществ, что и становится, как утверждают медики, первопричиной потери иммунитета, преждевременного старения и появления целого «букета» болезней.

В то же время в лучших сортах яблок, которые можно было бы выращивать почти повсюду, Л. И. Вигоров выявил 25 природных лекарств, в том числе 10 важнейших витаминов, 6 микроэлементов, 3 антибиотика, несколько радиопротекторных соединений.

Для нормального самочувствия ежедневно требуются все 25 веществ, содержащихся в достатке в «целебных» яблоках. Как подчёркивал Вигоров, эти плоды помимо витамина С богаты вторым по значению витамином — Р, точнее, Р-активными соединениями, которые нормализуют проницаемость и эластичность стенок кровеносных сосудов, в том числе важнейших капиллярных, что предупреждает атеросклероз и кровоизлияние головного мозга — бич нашего времени, а также поддерживает нормальное кровяное давление.

Но вот ещё одно открытие профессора: по сравнению с южными сортами яблок, румяными и крупными, в яблоках, выращиваемых в средней полосе, зачастую не таких нарядных и более мелких, капилляроукрепляющих витаминов многократно больше — как минимум в 3-4 раза, а в мелкоплодных уральских и сибирских — в 10-15 раз.

Аналогично обстоит дело и с другими фруктами: от одних сортов польза, как от леденцов, другие же — кладезь здоровья и способны предотвратить многие недуги.

Но в последние годы в моду вошли вовсе не лечебные плоды с БАВами (биологически активными веществами), а так называемые БАДы (биологически активные добавки).

УСПЕХ И НЕУДАЧА ПРОФЕССОРА ВИГОРОВА

Про таких учёных говорят: беда их в том, что они опережают своё время. Однако и то, что успел сделать Л. И. Вигоров, вопреки обстоятельствам своего времени, весьма значительно, хотя до сих пор не оценено по достоинству. А главное, мы этими открытиями не воспользовались.

Исследования Леонида Ивановича в направлении лечебно-профилактического садоводства — при всей своей уникальности — изначально не вписывались в рамки научной и учебной деятельности Уральского лесотехнического института, где он работал заведующим кафедрой ботаники и дендрологии, а затем — научно-исследовательской лабораторией физиологии и биохимии растений и директором Сада лечебных культур.

В Сельхозакадемии и Министерстве сельского хозяйства его тоже не понимали: во времена пустых прилавков было не до молодильных яблок — любые в дефиците.

Тем не менее достижения Вигорова нисколько не утратили значения до сего дня. В саду, закладка которого началась ещё в 1950-м, а коллекция пополнялась вплоть до 1976 года, он собрал и получил редчайшие сорта и формы целебных плодово-ягодных культур: сотни форм «лечебных» яблок, груш, слив, вишен, боярышника, смородины и других культур, которые должны были стать «донорами» будущих, куда более совершенных сортов с заданными целебными свойствами. Были созданы и два селекционных шедевра — сорта яблок Витаминное белое и Памяти Диброва, сочетающие высокое содержание витаминов, микроэлементов и природных антибиотиков.

Главное же достижение Леонида Ивановича — преодоление стереотипа примитивной оценки плодов лишь по вкусу, размеру и урожайности. Он разработал методику их быстрого биохимического анализа прямо в саду. Точнее — в созданной и оснащённой им лаборатории, где проводили безошибочные анализы, показывающие целебные достоинства любых фруктов в определённых цифрах. Анализируя образцы десятков и сотен перспективных сортов (одних только яблок около 1200 образцов), сотрудники лаборатории — опытные биохимики — отбирали уникальные экземпляры (хемоклоны), содержащие в большом количестве биологически активные вещества. «Ни один институт садоводства, — писал в то время Вигоров, — не нашёл в плодах ни одного нового лекарственного соединения, у нас найдены заново 20 таких веществ».

В результате из многих сотен выращиваемых в России сортов «звание» лечебных получили лишь единицы. И были это не всем известные Грушовка, Папировка и Боровинка, а, увы, редко встречающиеся в садах Налив алый, Заря, Апорт Александрова, Скрыжапель, Тихоновское, а также некоторые мелкоплодные уральско-сибирские сорта яблонь, не уступающие по накоплению витаминов цитрусовым. Саженцы многих из них под влиянием Вигорова начали было выращивать местные питомники.

Уральский лечебный сад притягивал к себе, словно магнитом, и специалистов, и садоводов-любителей, которым Леонид Иванович щедро раздавал черенки. А для специалистов организовал пять общесоюзных конференций, на которых после неформальных обсуждений никто не сумел опровергнуть выводы «провинциального» профессора.

Его пример оказался столь заразителен, что при многих садоводческих научных центрах страны стали создаваться лаборатории, которые использовали методику Вигорова. И казалось, вот-вот начнутся и повсеместная селекция, и выращивание целебных плодов в таком количестве, что они будут лежать на каждом столе.

И как водится во все времена, история о молодильных плодах кончилась весьма плачевно: в один из весенних дней Л. И. Вигоров увидел ревущие бульдозеры, корчующие один из участков его сада под благим предлогом: нужна площадка для строительства общежития.

ГДЕ УЧЕНИКИ И ПОСЛЕДОВАТЕЛИ?

Леонид Иванович мечтал о необычном витаминном рекордсмене — шиповнике с бессемянными мясистыми ягодами, бесшипной крупноплодной облепихе и других, просящихся прямо в рот плодах, сочетающих в себе и вкус, и настоящую пользу. К глубокому сожалению, после кончины учёного это важнейшее направление не только не получило дальнейшего развития, но и фактически было потеряно.

Что же осталось?

Побывав в Екатеринбурге, я с грустью вспомнил известную народную мудрость: «Сад цветёт только до тех пор, пока жив его хозяин». Нет, все формальности и даже закон вроде бы соблюдены: Сад лечебных культур — в статусе памятника природы областного значения, а у входа — имя его создателя. И даже в центре, у реконструированного домика администрации, где когда-то без выходных и праздников работал Вигоров, — гранитный памятник ему. Только вот мало что осталось от прежнего Сада лечебных культур. Постарели и навсегда исчезли некоторые найденные или выведенные и до сего дня никем не размноженные уникальные сорта яблонь (например, Памяти Диброва). Многие посадки — в запущенном состоянии. Без омолаживающей обрезки срок их жизни приближается к предельному. Давно закрыта и некогда знаменитая биолаборатория.

Нынешние сотрудники сада успешно защищают диссертации, и бывшие студенты стали профессорами. Но их работы не обещают продолжения некогда столь блестящего начинания, хотя здоровье нации объявлено приоритетным национальным проектом.

Жаль, что за тридцать с лишним лет, прошедших с момента кончины учёного, так и не были переизданы книги Вигорова, ставшие библиографической редкостью, хотя выпущен фолиант-альбом, внешне «солидный», на мелованной бумаге, с броскими иллюстрациями. Формально — к 55-летию сада, но, увы, подобное описание не будит ни мысли, ни чувства, хотя, наверное, в нём имеются сведения, небезынтересные для узкого круга специалистов. Только вот «голая теория» не способна никому прибавить здоровья.

Впрочем, есть и новость: университету выделено 10 га земли на новой территории, будто бы для Сада лечебных культур. Лишь бы использовали эту землю по назначению, а не для ландшафтного дизайна и размножения декоративных растений.

Недавно кафедру ботаники университета возглавил талантливый учёный-дендролог доктор сельскохозяйственных наук А. П. Кожевников. Окончив Уральский лесотехнический институт, он несколько лет заведовал садом и добился интересных результатов по изменчивости и селекции облепих. Интересы его широки, возможности тоже, но он не биохимик.

И действительно, надо ли всем этим заниматься на Урале, в зоне рискованного земледелия, а ещё при местном вузе? Сам Вигоров надеялся на развитие этой проблемы отнюдь не на Урале. В разных бумагах тех лет, которые он направлял «наверх», речь шла о создании трёх опытных станций лечебного садоводства в трёх зонах страны — средней, северной и южной.

А почему бы не создать общероссийские центры лечебного садоводства в наших наукоградах — Новосибирске и Мичуринске, тем более что в последнем действуют сразу три «профильных» института?

ЗДОРОВЬЕ — В СВОЁМ САДУ!

Попытки реализовать идеи Вигорова были не только на Урале. Биохимическую селекцию в разные годы вели профессор С. И. Исаев (МГУ, Москва), Д. К. Шапиро (Центральный ботанический сад, г. Минск), Е. И. Седов (ВНИИ селекции плодовых культур, г. Орёл), барнаульские селекционеры (ВНИИ садоводства Сибири им. М. А. Лисавенко, г. Барнаул), профессор Шупан (Германия) и др.

Настоящими лечебными, в соответствии с расчётами Вигорова (витамина С — 25-30 мг% и Р — более 300 мг%), а потому противогипертоническими и противоавитаминоз-ными яблоками по праву можно считать сорта: Поливитаминное (Ботанический сад МГУ, Москва); Скала, Успенское (ВНИИ генетики и селекции плодовых растений, г. Мичуринск); Краса Свердловска, Соковое-2, Радоница (Свердловская селекционная станция садоводства, г. Екатеринбург); Ранетка Ермолаева, Барнаулочка, Алтайская скороспелка (ВНИИ садоводства Сибири им. М. А. Лисавенко, г. Барнаул); Фонарик, Аленький цветочек (Красноярская опытная станция садоводства, г. Красноярск); Вита (ВНИИ селекции плодовых культур, г. Орёл); Керр, китайка из Канады.

Вершина в создании высоковитаминных противогипертонических сортов — сорта яблок Веселовка, Заельцовское, Сибирский сувенир, Кулундинское, Пальметта, Сибирский румянец, Даурия, Диво, Морское ботаническое и Золотодолинское, созданные учёными Центрального сибирского ботанического сада (г. Новосибирск). Витамина С в них до 45 мг%, а Р-активных соединений — до 1300 мг%. Такие плоды полезнее апельсинов!

Предупреждают заболевания печени, почек и мочевого пузыря, в том числе отложение камней и песка благодаря повышенному содержанию арбутина (до 80 мг% вместо 5-10 мг%) и хлорогенной кислоты (до 200 мг%) сорта груши, происходящие от дикорастущей уссурийской: Нежность, Памяти Яковлева, Северянка, Светлянка, Любимица Яковлева и Скороспелка (ВНИИ генетики и селекции плодовых растений, г. Мичуринск); Миф и Сказочная (Южно-Уральский институт плодоовощеводства, г. Челябинск); Заоблачная, Пингвин, Свердловчанка, Валентина, Низкорослая (Свердловская селекционная станция садоводства, г. Екатеринбург); Лада, Чижовская, Кафедральная, Нарядная Ефимова (ТСХА, Москва).

Самой высокой капилляроукрепляющей активностью (Р-активных соединений — до 3700 мг%) обладает арония (черноплодная рябина), не получившая широкого распространения из-за вяжущего привкуса. Однако в Мичуринске выведен её новый сорт, без терпкости, — Черноокая.

Рекордсменами среди плодово-ягодных культур по содержанию противопростудного и укрепляющего витамина С (до 4000 мг%) оказались лучшие сорта шиповника: Витаминный (ВНИИ лекарственных и ароматических растений, Москва), Уральский чемпион и Багряный (Южно-Уральский НИИ плодоовощеводства, г. Челябинск).

Альтернатива шиповнику — новейшие сорта актинидии: Парковая, Лакомка, Фантазия садов, Любительская (Опытная станция ВСТИСП, Подмосковье).

Повышенным содержанием витаминов С и Р (соответственно в ягодах 300 и 1300 мг% вместо обычных 100 и 500 мг%, в листьях — многократно больше) отличается чёрная смородина сортов Кипиана, Купалинка, Муравушка. Созданы они во ВНИИ селекции плодовых культур (г. Орёл).

Заметное кроветворное действие благодаря оптимальному содержанию витаминов С, В 9 и железа может оказывать садовая земляника с мякотью тёмно-вишнёвого цвета сортов Рубиновый кулон и Фейерверк (ВНИИ генетики и селекции плодовых растений, г. Мичуринск);

Кокинская ранняя, Росинка, Амулет, Соловушка (Кокинский опорный пункт ВСТИСП, Брянская область).

Уникальная природная кладовая важнейших витаминов, в том числе и витамина Е, предупреждающего склероз сосудов и дистрофию мышц, — в малораспространённых пока сортах облепихи с красно-оранжевыми ягодами: Обильная, Оранжевая, Отрадная, Перчик, Рябиновая, Янтарное ожерелье, Трофимовская. Выведены они во ВНИИ садоводства Сибири им. М. А. Лисавенко (г. Барнаул) и в Ботаническом саду МГУ (Москва).

Досадно, что, несмотря на коммерческую выгоду и спрос, в России до сих пор не существует ни одного питомника лечебных культур, специализирующегося на выращивании саженцев перечисленных сортов, тем более нет и их почтовой пересылки.

Остаётся лишь одно: обращаться в ближайшие институты и научные центры по месту создания перечисленных сортов. Есть лишь один-единственный институт, высылающий ранней весной черенки некоторых яблонь для всех, кто умеет прививать, — это ВНИИ селекции плодовых культур в Орле.

Зато почти повсюду можно приобрести семена целебных сортов различных овощ-ных культур, отбор которых начал ещё Вигоров в последние годы своей жизни. Беру на себя смелость предложить список таких сортов и гибридов.

Свёкла Смуглянка, Мулатка и Мона. Отличается утроенным содержанием антоцианов (пигментов, обладающих антиоксидантной активностью) и повышенным содержанием бетаина, что активизирует работу печени, почек, пищеварение, повышает давление, улучшает состав крови.

Морковь Витаминная, Шантане Роял (королевская), Нантская Семко, Император. Эти сорта и гибриды с тёмно-оранжевой мякотью особенно полезны при расстройстве зрения, заболеваниях сердечно-сосудистой системы. Все они настоящие концентраторы каротина — до 37 мг%.

Тыква Зимняя Грибовская, Россиянка, Крошка, Атлант, Новинка. Провитамина А в этих сортах — до 30 мг%. Частое употребление блюд из тыквы рекомендуется при сбоях в работе сердечно-сосудистой системы, при нарушениях функции печени, почек и при отложении солей.

Пчёлоопыляемые гибриды огурцов Капитан, Теремок, Верные друзья, Лорд, Салтан. Содержат в микродозах сложный комплекс витаминов и богатый набор минеральных веществ. Полезны при хроническом гепатите, анемии, атеросклерозе, гастрите, язве желудка, дерматите, кожных заболеваниях, ожирении. А поскольку богаты медью, могут предупреждать появление седины и выпадение волос.

Гибриды перца сладкого Максим, Заря, Витамин, Садовое кольцо и сорт Корнет можно считать лидерами по содержанию витамина С среди овощей — 480 мг% аскорбинки в сочетании с повышенным содержанием Р-активных соединений, витаминов группы В, каротина, Сахаров. Частое употребление такого перца улучшает мозговую деятельность, пищеварение, повышает выделение желудочного сока, а также нелишне при ревматических болях, невралгии, воспалении мышц, острых желудочно-кишечных расстройствах.

Содержат противоязвенный витамин U разные сорта белокочанной капусты. Минеральными солями и другими биологически активными веществами богаты листовой салат, укроп, петрушка, шпинат. Однако «замеров» на наличие подобных веществ никто не проводит. Тем более сведена на нет и дальнейшая селекционная работа по выведению сортов овощей с заданными целебными свойствами.

В целом же приходится с огорчением констатировать, что в США, где значительно позже, чем в России, взялись за изучение подобных проблем, лечебное садоводство постепенно получает приоритетное развитие, как и государственная поддержка своих Вигоровых. Ну а у нас если не нынешнему, то следующему поколению учёных придётся по крохам восстанавливать утраченное, а то и вовсе начинать с нуля. Обидно!

Екатеринбург — Москва.

См. в номере на ту же тему

Реабилитационный центр «Молодильное яблоко» специализируется на восстановлении двигательных и речевых функций, а также социальной адаптации людей, перенесших инсульт и другие серьезные травмы. Учреждение расположено в частном московском санатории «Сокольники» и обеспечено всей аппаратурой, необходимой для применения традиционных и инновационных методик реабилитации. Большая команда профессионалов общей и узкой специализации обеспечивает посетителям санатория после инсульта полный спектр лечебных, профилактических и патронажный услуг.

Принципы работы санатория и преимущества его программ

Частный реабилитационный центр в Сокольниках ориентирован на уход за пациентами с целью повышения их физической выносливости и разработкинавыков самообслуживания. Специалисты уделяют много времени восстановлению ходьбы и речи, которые были утрачены или изменены после перенесенного острого нарушения мозгового кровообращения. В каждом конкретном случае используется индивидуальная программа, которая составляется группой профильных специалистов по результатам диагностики.

Преимущества прохождения реабилитации после инсульта в санатории «Молодильное яблоко»:

  • Лечебный центр после инсульта принимает пациентов в раннем периоде их восстановления.
  • Программы учреждения подразумевают комбинирование классических и современных методов работы. Клиенты проходят медикаментозную, социальную, двигательную и речевую терапию. Методы специалистов клиники отличаются высокой эффективностью, что подтверждается высокими оценками международных организаций.
  • Индивидуальный подход включает профилактику осложнений и лечение сопутствующих патологий.
  • Медицинская помощь и нужный патронажный уход предоставляются круглые сутки.
  • В ходе проводимой терапии пациентам и их родственникам обеспечивается психологическая поддержка. В случае необходимости близким людям клиента может быть предоставлена возможность совместного проживания с пациентом.
  • Медицинское сопровождение обеспечивается и после окончания пройденного лечения.
  • Центр «Молодильное яблоко» расположен в парке «Сокольники» – одном из наиболее экологически чистых районов Москвы. На территории комплекса имеются полностью оборудованные помещения для массажа и ЛФК, бассейн, прогулочные зоны.

Для получения решения о госпитализации достаточно отправить в клинику выписной эпикриз. Ответ будет предоставлен в течение 2-3 часов, после чего можно заниматься оформлением и заселением пациента.

Специфика работы с неврологическими пациентами

Частный центр реабилитации после инсульта «Молодильное яблоко» разработал целый комплекс мероприятий, предназначенный для посетителей с неврологическими болезнями. Он принимает людей на 2-3 этап процесса восстановления, что зависит от особенностей случая, тяжести состояния, степени выявленных функциональных нарушений.

Первым этапом работы с пациентом становится постановка клинико-функционального диагноза, оцениваются типы нарушений процессов жизнедеятельности. По результатам подбирается оптимальная программа работы или составляется индивидуальная. В ходе реабилитации с каждым пациентом после инсульта работают неврологи, терапевты, врачи ЛФК, эндокринологи, логопеды, психологи. Регулярный мониторинг состояния посетителя позволяет отслеживать выраженность положительной динамики и при необходимости вносить коррективы в лечебный курс.

Прохождение реабилитации после инсульта в московской клинике «Молодильное яблоко» включает профилактику образования пролежней, развития тромбоза нижних конечностей и снижения мышечного тонуса. Комплексный подход к терапии снижает риски развития у пациентов инвалидности и повышает вероятность их возвращения к полноценной жизни.

Краткое описание базовой программы реабилитации после инсульта

Рекомендованная минимальная продолжительность курса восстановления после инсульта в санатории «Молодильное яблоко» составляет 21 день. При заезде пациента осматривают терапевт и невролог. Эти же специалисты составляют план лечения и контролируют качество проводимой терапии. По показаниям клиент центра получает консультации психолога, кардиолога, эндокринолога, занимается с логопедом и врачом ЛФК. Он посещает бассейн, лечебный массаж, занятия по восстановлению бытовых навыков.

Своевременная профилактика и лечение артериальной гипертонии позволяет избежать таких тяжелых последствий, как инфаркт или инсульт.

В перечень услуг клиники входят такие манипуляции, как кормление и купание клиента, смена его постельного и нательного белья. С разрешения врача медперсонал выводит посетителя на прогулки. Учреждение предоставляет широкий спектр индивидуальных неспециализированных манипуляций за дополнительную плату.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.